An evening with Irina Yasina

On a Saturday evening, when the world has learnt about the passing away of Boris Berezovsky, I was walking through snowy Piccadilly towards Waterstones, for an evening with a journalist and human rights activist Irina Yasina.

В субботний вечер, когда мир облетела новость о смерти Бориса Березовского, я шла по Пикадилли в сторону книжного магазина Waterstones, принадлежащего Александру Мамуту на встречу с Ириной Ясиной, женщиной которая написала книгу под названием ‘История Болезни’ и которая поразила меня своей открытостью и щемящей пронзительностью.

В небольшом лектории я увидела худенькую женщину и когда я встретилась с ней взглядом, меня озарили ее светящиеся, умные глаза и открытая улыбка. Одетая в темные брюки, черные замшевые сапоги, красивую кофту горчичного цвета, с кокетливо повязанной на шее косынкой и с красиво уложенными волосами, единственное что выдавало ее болезнь, это легкая бледность и тот факт, что она сидела в инвалидном кресле. Смотря на нее, я видела умную, живую женщину, а не человека с ограниченными возможностями.

Зал потихонечку наполнился русской публикой, весьма разношерстной, от молодых людей и девушек, до пожилых людей и мамы с грудным малышом на руках.

Ирина Евгеньевна говорила в рамках фестиваля русской литературы ‘Слово’, который проходит уже не первый год в Лондоне и дает возможность русским, живущим в Великобритании, встретиться с русскими авторами.

IMG_1968

Слушать Ирину Евгеньевну очень интересно, она говорит прямо, быстро, без обиняков- также как и пишет. Пару глав ее книги я прочитала в журнале Сноб, они запали мне в душу как заноза и я не могла дождаться появления книги, выход которой несколько раз откладывался. Книгу, наконец, купила для меня в Москве мама, которая первой и прочитала ее, не отрываясь-родители в свое время сталкивались с Евгением Григорьевичем Ясиным и его женой, родителями Ирины-папа по работе, либо у общих знакомых, а иногда и с самой Ириной в Шереметьево. Я прочитала книгу за несколько ночей, запоем, и хотя Ирина Евгеньевна говорила много о своей тяжелой болезни, рассеяном склерозе, об инвалидах, о людях и детях с ограниченными возможностями, делала она это так искренне, что у меня порой катились слезы от ее слов, перемежавшиеся со смехом от ее шуток или слегка саркастичных наблюдений . В жизни она такая же – честная, искренняя, говорящая о болезни без сожаления и жалости-‘я прожила интересную жизь, у меня есть дочь, я состоялась профессионально, а каково получить такой диагноз лет скажем в 26?’

IMG_1969

Книгу Ирину вдохновила написать Людмила Улицкая, которая летом 2010 тоже болела и предложила Ирина написать о своей болезни, паралелльно. Люди с рассеяным склерозом плохо переносят жару и Ирина писала свою Историю Болезни летом 2010, в обнимкку с кондиционером, когда в Москве стояла жуткая жара и были пожары, наполнившие город удушающим дымом и гарью. Книга вышла с комментарием Ходорковского на обложке, который значит для Ирины Евгеньевны очень много и с рецензией Улицкой, Юрского и Акунина на обороте.

Ясина предпочитает окружать себя добрыми и искренними людьми, говоря что у нее мало сил и она не хочет тратить их на полемику с неприятными ей людьми. Узнав о своем диагнозе у нее ушло около двух лет на то, чтобы осознать врачебный приговор в полной мере и перестать скрывать свою болезнь-‘ Сначала была депрессия, теперь стало тяжело физически’. Глядя на эту смелую и мудрую женщину испытываешь глубокое уважение к ней и как личности, и как к женщине. С моей точки зрения многие русские не понимают необходимости милосердия и сострадания, забывая что никтo из нас не застрахован от болезни или аварии, которая может оставить позади здоровье и многие каждодневные вещи и привычки, которые каждый из нас воспринимает как само собой разумеющееся. В Великобритании люди с ограниченными возможностями являются полноценной частью общества и прошлогодняя Олимпиада подчеркнула это, а где-то даже поддолкнула общество и страну только в лучшую сторону. Ирина говорит что в Москве положение вещей меняется и конечно ей виднее, я же подчас замечаю что в Москве даже детям реже улыбаются чем раньше и помню как практически невозможно было пойти в супермаркет с детской коляской еще пару лет назад, чего уж говорить о человеке в инвалидном кресле…

Ирина, правда, говорит, что перемены в Москве заметны, просто надо просить власть о помощи и даже настаивать на ней, другой вопрос что не надо забывать и говорить спасибо, когда просьбы исполняются и наступает облегчение скажем от попадания в собственный подьезд.

Она говорила про Ходорковского пронзительно и открыто, и про то, как ей жалко его тяжело больную маму, которая не знает, будет ли у нее возможность увидеть сына при ее жизни. Про свою позицию к Думе, в приломлении принятого ей Закона Димы Яковлева, об отношении к Прохорову, Собчак , Жириновскому, Навальному ( ‘он чувствует настроение и желания толпы и очень четко на них реагирует. Если его не остановят, то он пойдет далеко’ ) и многим другим людям, которые дают ей силы и веру в лучшее ( например, молодые ребята волентеры общества Старость в Радость ), ведь ‘жизнь такая интересная’.

Что достовляет ей радость? Опять же, ее друзья и люди которые ее окружают, ее отец, которого она боготворит и ее дочь, которую она очень любит и гордится. Тот факт, что ее подруга купила для ее котов ошейники с бубенчиками, благодаря которым будут спасены жизни многих птиц и белок. Я сидела в аудитории и искренне улыбалась этой особенной женщине, которая несмотря на свою болезнь, идет вперед и не занимается самосожалением, она через призму своей болезни находит силы помогать другим, давая им надежду и веру в собственные силы. Воистину был прав поэт Некрасов, есть женщины в русских селеньях и пока есть такие женщины как Ирина Ясина, у России есть надежда, что перемены могут быть и к лучшему.

Прочитайте ее книгу, пропустите ее через себя и кто знает, как изменится Ваша жизнь. По-крайней мере, это будут часы проведенные с пользой для души и для ума.

Categories: Culture, Politics

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *